Великому мужеству верность храня

Автор: Заика Татьяна Викторовна

Организация: ГОУ ЛНР «Брянковская специализированная школа №1»

Населенный пункт: ЛНР, город Брянка

Ведущий: 9 мая в 75-ый раз прогремит Салют Победы. А в памяти народной и поныне живы безмерные страдания военных лет и безмерные мужество народа.

Чтец 1:

Пришел июнь – румянец года,

Обилие света и тепла,

И зацвела вокруг природа

Палитрой красок ожила.

Чтец 2:

И тополиный пух метелью

Следы дорог запорошил,

И хор кузнечиков свирелью

Поля и рощи огласил.

Парк. Звучит вальс; юноши и девушки ходят по сцене, танцуют, разговаривают.

Юноша:

  • Какое сегодня чудесное утро, какое голубое небо! Да вот и пролетело детство золотое. Прощай школа, учителя! Что нас ждет впереди?! Неизвестность...

Девушка:

  • Почему неизвестность? Ты станешь капитаном дальнего плавания, а я учителем начальных классов.

Девушка 2:

  • Ой ребята, как представлю, лет пять пройдет, мы все институты закончим. Вырастем. Может кто-то даже замуж выскочит.

Юноша 2:

  • Ага, или женится. Нет, это потом. Я геологом буду, в тайгу поеду. Романтика!

Девушка:

  • Саша, о чем ты мечтаешь?

Юноша:

  • Я... Я хочу поступить в институт, а потом..., наверное, буду врачом. А ты?

 

Девушка:

  • А я хочу быть учителем. А еще я хочу, чтобы этот мир был таким же светлым и солнечным, как сегодня!

Ведущий 2:

Пришел июнь – румянец года,

Обилие света и тепла,

И зацвела вокруг природа

Палитрой красок ожила.

Ведущий 1:

И тополиный пух метелью

Следы дорог запорошил,

И хор кузнечиков свирелью

Поля и рощи огласил.

Звучит вальс; юноши и девушки ходят по сцене, танцуют, разговаривают.

Юноша:

  • Какое сегодня чудесное утро, какое голубое небо! Да вот и пролетело детство золотое. Прощай школа, учителя! Что нас ждет впереди?! Неизвестность...

Девушка:

  • Почему неизвестность? Ты станешь капитаном дальнего плавания, а я учителем начальных классов.

Девушка 2:

  • Ой ребята, как представлю, лет пять пройдет, мы все институты закончим. Вырастем. Может кто-то даже замуж выскочит.

Юноша 2:

  • Ага, или женится. Нет, это потом. Я геологом буду, в тайгу поеду. Романтика!

Девушка:

  • Саша, о чем ты мечтаешь?

Юноша:

  • Я... Я хочу поступить в институт, а потом..., наверное, буду врачом. А ты?

 

Девушка:

  • А я хочу быть учителем. А еще я хочу, чтобы этот мир был таким же светлым и солнечным, как сегодня!

Чтец: У каждого из нас была

Своя семья, своя забота

Своя привычная работа

И мир привычного тепла

Наш сад был вишнями богат

Был чистым добрый летний вечер.

Ведущий: А потом пришло утро...

Сцена «Семья военного»

Она: Просыпайся, соня, военный человек должен просыпаться рано, дисциплина, товарищ лейтенант, в вашей работе самое главное...

Он: (появляется в форме, поправляет ремень) Все то ты знаешь... А кто спит? А? Завтракать не буду, собери мне с собой чего-нибудь, говорят, могут отправить на учения на пару дней.

Она: Куда отправить? А я? Мне страшно, все эти разговоры о войне, о Германии, вся Европа воюет!

Он: Машенька, мы Советский Союз – самая мощная держава в мире, кто на нас нападет? И вообще, что за хандра, ты жена советского офицера! А это звучит гордо! Привыкай!

Она: Конечно, но все-таки...

Он: Никаких все-таки! Так все бегу, опаздываю, не скучай, я вас люблю. Митьку поцелуй, как проснется! (Уходит)

Она: И все равно мне как-то неспокойно...

Она: Что же случилось, Ваня? Где ты? Я уже вторую ночь не сплю... (Вбегает соседка)

Соседка: Машенька, беда! Беда горькая! Ты радио включала? (подбегает к радио)

по радио тематическая заставка с голосом Левитана

Она: Что же теперь будет? Что же будет? (уходит)

Песня «До свидания мальчики»

Сцена «Прощание с любимым»

Он: Когда же я увижу снова

Твои дрожащие ресницы

Когда же я увижу снова

Твои печальные глаза

Что ж ты молчишь, скажи хоть слово,

Война велит нам разлучиться

Что ж ты молчишь, скажи хоть слово.

В огонь уходят поезда.

Она: Зачем меня назвал любимой?

Той долгожданной ночью светлой?

Зачем меня назвал любимой?

Теперь мой путь не изменить!

Любовь должна быть неделимой.

Войне любовь не разделить!

Он: Я ухожу, чтоб возвратиться

Смотри, уже пылает небо.

Я ухожу, чтоб возвратиться,

Над нашим счастьем поднят меч.

Она: Я верю, встреча повторится,

С тобою буду, где б ты не был

Я верю, встреча повторится,

Как тысячи счастливых встреч!

Чтец: Не любят матери вокзалы,

За это их не нам судить.

Им надо жизнь начать сначала

И те вокзалы позабыть,

Где рев гудков глушился плачем.

Как будто стоном всей земли!

От слез не оставалось зрячих

А люди шли на фронт и шли

Сцена «Прощание сына с матерью»

На сцене мать и юноша в форме солдата. Мать обнимает сына, склонила голову ему на плечо, отрывается:

Мать: Сынок, до свидания!

Сын: Шинель с непривычки длинна. Мама, ты плачешь? Не надо.

Мать: Я знаю. Что делать – война. Во сколько твой поезд?

Сын: Скоро. Видишь зеленый свет? Веришь, вернусь очень скоро?!

Мать: Верю, сыночек. Нет, ты не прощайся надолго. Ты у меня один, ты береги себя только...

Голос за сценой: Дальше мелькание подножек. И не услышать ответ

Мать: Ты возвращайся все же. Только не надо, нет, сразу же в пекло на землю и в заиканье стволов. Может быть глупо, но верю, ты будешь жив, сынок.

Ведущий: Кто знал тогда, в июне 41-го, что придется ждать 1418 дней и ночей возвращения родных и близких, что впереди еще 1418 дней и ночей страдания, мук, побед, смертей и воскрешений, и что 1418 дней и ночей вся страна от Курил до Карпат будет жить в ожидании победы, и что победу эту выстрадает советский народ так, что ужаснется человечество, преклонится человечество перед великим народом, но все это будет потом, а пока...

Сцена «Песня о моем старшине»

Я помню райвоенкомат:

"В десант не годен. Так-то, брат!

Таким, как ты, там невпротык,"- и дальше смех,-

Мол, из тебя какой солдат?

Тебя хоть сразу в медсанбат.

А из меня такой солдат, как изо всех.

 

А на войне, как на войне.

А мне и вовсе - мне вдвойне,

Присохла к телу гимнастерка на спине.

Я отставал, сбоил в строю.

Но как-то раз в одном бою,

Не знаю чем, я приглянулся старшине.

 

Шумит окопная братва:

"Студент! А сколько - дважды два?

Эй, холостой! А правда, графом был Толстой?

А кто евоная жена?"

Но тут встревал мой старшина:

"Иди поспи, ты не святой, а утром - бой".

 

И только раз, когда я встал

Во весь свой рост, он мне сказал:

"Ложись!" - и дальше пару слов без падежей,-

К чему две дырки в голове?"

И вдруг спросил: "А что, в Москве

Неужто вправду есть дома в пять этажей?"

 

Над нами шквал - он застонал,

И в нем осколок остывал.

И на вопрос его ответить я не смог.

Он в землю лег за пять шагов,

За пять ночей и за пять снов -

Лицом на Запад и ногами на Восток.

Ведущий: Уходя на фронт, солдаты оставляли свой привычный уклад жизни, своих родных и близких. И единственной связью с той, прошлой жизнью, были письма из дома. Но и они не всегда приносили радость.

Песня «Письмо перед боем»

Чтец: Грохочет тринадцатый день войны.

Ни ночью, ни днем передышки нету.

Вздымаются взрывы, слепят ракеты,

И нет ни секунды для тишины.

Как бьются ребята – представить страшно!

Кидаясь в двадцатый, тридцатый бой

За каждую хату, тропинку, пашню,

За каждый бугор, что до боли свой...

Сцена «Их восемь, нас двое»

Их восемь - нас двое. Расклад перед боем

Не наш, но мы будем играть!

Сережа! Держись, нам не светит с тобою,

Но козыри надо равнять.

 

Я этот набесный квадрат не покину.

Мне цифры сейчас не важны,-

Сегодня мой друг защищает мне спину,

А значит, и шансы равны.

 

Мне в хвост вышел "мессер", но вот задымил он,

Надсадно завыли винты.

Им даже не надо крестов на могилы,

Сойдут и на крыльях кресты!

 

- Я - "Первый", я - "Первый", - они под тобою,

Я вышел им наперерез.

Сбей пламя! Уйди в облака! Я прикрою!

В бою не бывает чудес!

 

Сергей! Ты горишь! Уповай, человече,

Теперь на надежность строп!

Нет! Поздно - и мне вышел мессер навстречу.

Прощай! Я приму его в лоб.

 

Я знаю - другие сведут с ними счеты.

А по облакам скользя,

Взлетят наши души, как два самолета,-

Ведь им друг без друга нельзя.

 

Архангел нам скажет: "В раю будет туго!"

Но только ворота - щелк,

Мы бога попросим: "Впишите нас с другом

В какой-нибудь ангельский полк!"

 

И я попрошу Бога, Духа и Сына,

Чтоб выполнил волю мою:

Пусть вечно мой друг защищает мне спину,

Как в этом последнем бою.

 

Мы крылья и стрелы попросим у бога,

Ведь нужен им ангел-ас,

А если у них истребителей много,

Пусть пишут в хранители нас.

 

Хранить - это дело почетное тоже,

Удачу нести на крыле

Таким, как при жизни мы были с Сережей,

И в воздухе и на земле.

Чтец: «Жестокость является благом для будущего... Войну против России нельзя вести по-рыцарски. Ее нужно вести с беспощадной, безжалостной и неукротимой жестокостью... Ты должен с сознанием своего достоинства проводить самые жестокие и самые беспощадные мероприятия, которые требует от тебя Германия...»

Так напутствовал Гитлер своих солдат-завоевателей и поработителей Европы перед нападением на нашу страну.

Сцена «Играла скрипка»

Звучит мелодия скрипки постепенно утихая

Играла скрипка: в лагере одна

Мелодия над плацем выводила

Звук скорбный, за толпою не видна,

Казалось, выхода не находила

Раздался хохот и собачий лай,

Терзала пасть упавшего на камни:

«Ты хочешь жить? Скорей дохляк играй,

Иначе. Червь умрешь, ты это помни»

Тело узника и собачья пасть,

Над ним стоит безжалостный охранник:

«Как дерзнул, животное упасть?»! -

«Я человек, а скоро стану странник!»

Глаза с орбит, как пленник дерзновенен:

«Что ты сказал мне, повтори, мерзавец!»

«Я человек, для тела только плен,

Я – странник, - улыбнулся, - не безумец».

Безумен он, осмелившись сказать,

Что человек, и дерзко улыбнулся,

Слово «странник» как палачу понять,

К этой тайне ему не прикоснуться?

«Ты странник, ты желаешь убежать?

Глупец, тебе не вырваться, ты смертник!»

«Знаю и не желаю возражать,

Вы не поймете, я лишь телом пленник»

Меня здесь нет, вам

Просто не понять,

Я – вечность! -

Прикоснулся к скрипке нежно.

Звук выстрела, он

Продолжал играть;

Упала скрипка, человек упал,

И радостью лицо всё озарилось.

«Свободен я!» - чуть слышно прошептал,

Его сердце в груди остановилось.

Играла скрипка...

Чтец: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожай в себе жалость и сострадание – убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если пред тобой старик или женщина, девочка или мальчик – убивай...»

Вот такие инструкции получали солдаты третьего рейха.

Стих «Варварство»

Они с детьми погнали Матерей

И ямы рыть заставили,

А сами, они стояли,кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

 

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят.

Пришел хмельной майор

И хмурыми глазами окинул обреченных...

 

Мутный дождь шумел

В листве соседних рощ,

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею

 

Друг друга с бешенством гоня,

НЕТ! Этого я не забуду дня.

Я не забуду никогда во веки.

Я видел:плакали,как дети, реки.

 

Как в ярости рыдала мать земля

Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучи опустилось на поля,

 

В последний раз детей поцеловали

В последний раз...

Шумел соседний лес.

Казалось, что сейчас он обезумел,

 

Гневно бушевала его листва.

Сгущалась мгла воруг,

Я видел-мощный дуб свалился вдруг.

Он падал,издвая вздох тяжелый,

 

Детей внезапно охватил испуг

Прижались к Матерям, цепляясь за подолы,

И выстрела раздался резкий звук.

Прервав проклятье,

 

Что вырвалось у женщины одной.

Ребенок-мальчуган больной

Головку спрятал в складках платья

Еще не старой женщины-

 

Она смотрела ужаса полна,

Как не лишиться ей рассудка?

Все понял, понял все малютка.

"Спряч Мамочка меня, не надо умирать"

 

Он плачет и как лист,

Сдержать не может дрожи.

Дитя,что ей всего дороже.

Нагнувшись, подняла ребенка Мать

 

Прижала к сердцу, против дула прямо.

"Я, Мама; жить хочу, не надо, Мама.

Пусти меня, пусти, чего ты ждешь?"

И хочет вырваться из рук ребенок

 

И страшен плач, и голос тонок

И в сердце он вонзается, как нож.

-Не бойся,мальчик мой,

Сейчас вздохнешь ты вольно.

 

Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы живым тебя не закопал палач.

Терпи сынок, терпи.

Сейчас не будет больно...

И он закрыл глаза,и заалела кровь по шее

Тонкой лентой извиваясь

Две жизни наземь падают,сливаясь,

Две жизни и одна любовь.

Ведущий: Суровая правда войны – это смерть, боль, потери. Но и на войне солдаты продолжали жить, они вспоминали дом, мать, любимую...

Сцена «Госпиталь»

Госпиталь.

Все в белом.

Стены пахнут сыроватым мелом.

Запеленав нас туго в одеяла

И подтрунив над тем, как мы малы,

Нагнувшись, воду по полу гоняла

Сестра…

А мы глядели на полы,

И нам в глаза влетала синева,

Звенящая, с размытыми краями.

Вода, полы…

Кружилась голова.

Слова кружились:

«Друг, какое нынче?

Суббота?

Вот не вижу двадцать дней».

Пол голубой в воде, а воздух дымчат.

«Послушай, друг…» -

И все о ней, о ней.

Несли обед. Из ложек нас кормили.

А я уже сидел спиной к стене,

и капли щей на одеяле стыли.

Завидует танкист ослепший мне

И говорит про то,

как двадцать дней

Не видит.

И – о ней, о ней, о ней.

– А вот сестра.

Ты письма продиктуй ей!

– Она не сможет, друг,

тут сложность есть.

– Какая сложность!

Ты о ней не думай…

– Вот ты бы взялся?

– Я?

– Ведь руки есть?!

– Я не могу!

– Ты сможешь!

– Слов не знаю!

– Я дам слова…

– Я не любил…

– Люби!

Я научу тебя, припоминая...

Я взял перо.

А он сказал: – «Родная!» -

Я записал.

Он: – «Думай, что убит...»

«Живу!» – я написал.

Он: – «Ждать не надо...» -

А я, у правды всей на поводу,

Водил пером: «Дождись, моя награда…».

Он: «Не вернусь…» -

А я: «Приду! Приду!»

Шли письма от нее.

Он пел и плакал,

Письмо держал у просветленных глаз.

Теперь меня просила вся палата:

  • Пиши! –

Их мог обидеть мой отказ.

– Пиши!

– Но ты же сам сумеешь, левой!

– Пиши!

– Но ты же видишь сам!

– Пиши!

Танец «Фронтовой вальс»

Ведущий: Женщина и война... Оба эти слова женского рода, но как же они не совместимы... Женщина и война

Сцена «Зинка»

Мы легли у разбитой ели.

Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, гнилой земле.

 

- Знаешь, Юлька, я - против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый,

У меня - лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждет...

Знаешь, Юлька, я - против грусти,

Но сегодня она не в счет.

 

Отогрелись мы еле-еле.

Вдруг приказ: "Выступать вперед!"

Снова рядом, в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.

 

С каждым днем становилось горше.

Шли без митингов и знамен.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрепанный батальон.

Зинка нас повела в атаку.

Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам

Через смертные рубежи.

Мы не ждали посмертной славы.-

Мы хотели со славой жить.

...Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?

Ее тело своей шинелью

Укрывала я, зубы сжав...

Белорусские ветры пели

О рязанских глухих садах.

 

- Знаешь, Зинка, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Где-то, в яблочном захолустье,

Мама, мамка твоя живет.

У меня есть друзья, любимый,

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом стоит весна.

И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла.

...Я не знаю, как написать ей,

Чтоб тебя она не ждала?!

Ведущий (из-за кулис): Женщинам грозных сороковых довелось спасать мир.

Девушка 1: У нас у всех было одно желание: только на фронт! Пошли мы в военкомат, а нам говорят: «Подрастите, девочки, вам еще рано на фронт»... Нам по 16 лет было, но я добилась своего, меня взяли. Мама потом несколько дней сторожила на станции, когда нас повезут. Увидела, как мы уже шли к составу, передала мне какую-то еду и упала в обморок.

Девушка 2: Выстроили нас по росту, я самая маленькая. Командир идет, смотрит. Подходит ко мне: «Это что за Дюймовочка? Что ты на фронте делать-то будешь? Может, вернешься к маме, подрастешь?» А мамы у меня тогда уже не было.

Девушка 3: А я взяла с собой на фронт любимую юбку, две пары носков и туфли, изящные такие, на каблуке... А еще духи взяла... Думала, ненадолго еду, война скоро кончится.

Стих «На носилках, около сарая»

На носилках, около сарая,

На краю отбитого села,

Санитарка шепчет, умирая:

— Я ещё, ребята, не жила…

 

И бойцы вокруг неё толпятся

И не могут ей в глаза смотреть:

Восемнадцать — это восемнадцать,

Но ко все́м неумолима смерть…

 

Через много лет в глазах любимой,

Что в его глаза устремлены,

Отблеск зарев, колыханье дыма

Вдруг увидит ветеран войны.

 

Вздрогнет он и отойдёт к окошку,

Закурить пытаясь на ходу.

Подожди его, жена, немножко —

В сорок первом он сейчас году.

 

Там, где возле чёрного сарая,

На краю отбитого села,

Девочка лепечет, умирая:

— Я ещё, ребята, не жила…

Ведущий (из-за кулис): У каждой из них была своя дорога на фронт, но цель одна – защищать Родину, даже ценой своей жизни.

Сцена «Зоя»

Чтец: Морозное утро. Фашисты готовятся к смертной казни Зои Космодемьянской. О чем же думала в эти минуты Зоя? Наверное, о том, что выразила в своей короткой речи перед казнью.

Выходит Зоя Космодемьянская.

Как морозно! Как светла дорога,

Утренняя, как твоя судьба!

Поскорей бы! Нет, еще немного!

Нет, еще не скоро… От порога…

По тропинке… до того столба…

Надо ведь еще дойти до туда,

Этот дальний путь еще прожить...

Может быть, еще свершится чудо...

Где-то я читала… Может быть!

Жить… Потом не жить…

Что это значит? Видеть день…

Потом не видеть дня…

Это как? Зачем старуха плачет?

Кто ее обидел? Жаль меня?

Отчего ей жаль меня? Не будет

Будет свет, и снег, и эти люди.

Будет все. как есть,не может быть!

Если мимо виселицы прямо

Все идут к востоку – там Москва.

Если очень громко крикнуть “Мама!”

Люди смотрят. Есть еще слова…

Граждане, не стойте, не смотрите!

(Я живая, голос мой звучит.)

Убивайте их, травите, жгите!

Я умру, но правда победит!

- Родина! – Слова звучат, как будто

Это вовсе не в последний раз…

- Всех не перевешать, много нас!

Миллионы нас!…

Ни земли, ни боли... Слово «жить»...

Сейчас кругом смерть, и я научилась без слез хоронить подруг. Когда пришел мой чёред, я не испугалась. Я сделала свой последний в жизни шаг и упала на тёплую землю. Как это больно! Я не умру. Мне всего 18. я хочу жить, мамочка...

Ведущий: Война – это горький пот и кровь, это после каждого боя уменьшающиеся списки у полкового писаря, это последний сухарь во взводе, разделенный на четырех, оставшихся в живых, это котелок ржавой болотной оды и последняя цигарка, которую жадно докуривает, обжигая пальцы, наводчик, глядя на ползущие танки. Это страдание и слезы в глазах 18-летних бойцов, умирающих в полутьме полуразрушенного блиндажа, вокруг которого гудят прорвавшиеся немецкие танки.

Сцена «Смерть и Василий Теркин»

Песня из к/ф «Офицеры»

Стих «Завет ветеранов»

 

Нас было много, много миллионов

С боями тяжкими дошедших до Победы, -

Израненных, огнями опаленных,

Проливших кровь, познавших все на свете беды.

 

Но с каждым днем неудержно и зримо

Всё тает, тает ветеранский счет,

И близится тот час неотвратимо,

Когда последний брат наш по оружию уйдет.

 

А кто тогда расскажет нашим детям

Всю Правду – матку о войне священной?

Кто даст отпор всем недругам на свете,

Готовым вырвать корни памяти нетленной?

 

Пока мы ещё живы, слушайте, потомки,

Сердцами слушайте наш голос и завет!

Мы верим в вас и к вам взываем громко:

За судьбы мира ВАМ держать ответ!

 

Вовеки помните, за что мы воевали.

Как Родину любили всей душою,

Как грудью за нее стояли,

Ведя насмерть борьбу с фашистскою ордою!

 

Во имя жизни без панов и нищих,

Во имя счастья для грядущих поколений

 

Мы шли на фронт за тысячами тысячи

По зову долга и совести веленью.

 

Мы шли на бой с врагом семьёй единой

Народов – братьев всей Отчизны

И были потому непобедимы,

Весь мир спасая от чумы фашизма.

 

Вовеки кланяйтесь могилам ваших дедов!

Вовеки чтите подвиг их святой!

Вовеки славьте трудную Победу,

Добытую безмерною ценой!

Г. Довнар

Минута молчания

Песня «Не отбирайте солнце у детей»

Стих «Я хочу чтобы в теплом цветущем апреле...»

Я хочу, чтобы в теплом цветущем апреле -

В новой жизни, где больше не будет войны,

В торжествующем марше скрипели качели,

Отмечая победу нашей весны.

Чтобы дети беспечно бежали по лужам,

Отпуская в полет грозди ярких шаров,

Чтобы старый подвал был закрыт и не нужен,

Как и сотни подвалов других городов.

Чтобы в парки слетелись весенние птицы,

Подпевая синхронно стаккато сердец

Переживших войну старожилов столицы

Новой нации, имя которой – Донбасс.

Чтобы больше не слышались залпы и взрывы,

Чтобы дети, букеты сжимая в руках,

Их несли матерям, что смеются счастливо,

Но еще не забыли про прожитый страх.

Чтобы ангел-хранитель над городом нашим

Вечерами выстраивал звездный венец,

Словно символ того, что нет родины краше,

Чем прошедший войну, но свободный Донбасс

Звучит песня «День Победы»

 

 


Приложения:
  1. file1.ppt.zip.. 11,4 МБ
  2. file0.doc.. 193,5 КБ
Опубликовано: 18.10.2020